16:02, 06 августа 2017

«Был готов покорить весь мир!». Интервью с лидером культовой рок-группы Нижневартовска Александром Керном    4

«Был готов покорить весь мир!». Интервью с лидером культовой рок-группы Нижневартовска Александром Керном
Александр Керн
Рев гитар, рычание мотоцикла, толпы красивых девушек и жизнь на полную катушку. Такими представляют себе будни рок музыканта большинство людей. В своем интервью нашему порталу Александр Керн рассказал о настоящей жизни рокера. Как оказалось, драйва действительно много, но все весьма и весьма культурно.

Разговор получился долгим, но интересным. Поговорили о музыке, семье, религии и даже творчестве Ольги Бузовой. Александр поделился интересными историями из жизни и рассказал о своей карьере.

Радует, что рок в Нижневартовске жив и продолжает свое развитие. Кстати, очень скоро в городе состоится масштабный фестиваль для музыкантов, но об этом чуть позже.

– Александр, в Нижневартовске вас знают многие, и в тоже время, о вашей жизни почти ничего не известно. Расскажите о вашем творческом пути, в какой момент вы решили связать всю свою жизнь с рок музыкой?

– В моем детстве ничего не предвещало музыкальной карьеры. Помню только один эпизод. Это произошло, когда я жил еще в Волгоградской области и учился в третьем классе. К нам на урок пришли педагоги из музыкальной школы, ну как это обычно бывает, хотели проверить у детей слух, ритмику, вокальные данные. Мне сказали, что у меня идеальные музыкальные качества и надо идти поступать в класс баянистов или скрипачей. В то время я носил очки, и уже бывали случаи, когда и очкариком могли обозвать, а если я еще со скрипичным футляром или баяном стал ходить, то начался бы полный кошмар. Тогда я от этой идеи отказался.

Потом в 1984 мы с родителями переехали в Нижневартовск, тут я доучивался с 7 по 10 класс, примерно в это время появилось увлечение музыкой. Любовь к ней мне привил отец, он с детства меня знакомил с творчеством таких гениальных исполнителей как Элвис Пресли, Луи Армстронг, Владимир Высоцкий. Когда мне было 13 лет, дома появились пластинки Битлз, тогда-то я и заболел музыкой окончательно. Летом, когда мы все дети встретились у бабушки в отпуске, мой брат Андрей Бобнюхов помог подобрать мне первые аккорды. Он кстати уже 20 лет играет в группе «К-700» . Потом первые школьные ансамбли и желание понравиться девчонкам. Примерно через год я начал сам сочинять тексты и музыку. Ну а потом увлечение музыкой перешло со мной в Нижневартовский педагогический институт, теперь он НВГУ называется. Там я получал профессию учителя русского языка и литературы, кстати, ни одного дня в школе так и не проработал. Зато на базе университета мы и организовали ныне существующую группу «К-700».

– Получается, что вы приняли это решение еще будучи студентом? А как же родители, какова была их реакция, ведь многие хотят, чтобы их дети работали по профессии, которая в свою очередь должна быть «серьезной»?

– Они понимали, что меня оттуда не вытащить. Тем более, я тогда уже начал зарабатывать какие-никакие деньги. Все было гармонично и они дали добро.

– Группа образовывалась постепенно, есть ли точная дата создания, когда празднуете день рождение коллектива?

– 7 марта мы дали первый значимый концерт для нас. В институте поздравили с Международным женским днем студенток, исполнив первые наши 10 песен. Летом этого же года мы уже записали на бобинный магнитофон первый альбом. Он состоял из 32 песен. Одна из них до сих пор в репертуаре. Так что в прошлом году 7 марта группе исполнилось 25 лет.



– Неужели за четверть века существования группы никогда не возникало желания уехать? Сейчас ведь все рвутся покорить столицу.

– Я на этот счет думаю, что лучшем быть королем на деревне, чем никем в столице. Был, конечно, период когда я был амбициозен, готов покорить весь мир. Хотел попасть на билборды и музыкальные чарты на радио и ТВ, но он прошел достаточно быстро. Нам попались хорошие люди, ну как теперь я уже это понимаю, которые охладили наш пыл и объяснили, что если ты хочешь быть известным в телеке, то нужно вложить очень много денег. В нашем российском шоу-бизнесе без них никак. Это было примерно в начале 2000-х. Тогда мы отказались от идеи покорить мир и продолжили крутиться от фестиваля к фестивалю. Но нет худа без добра, так мы нашли много друзей, тех, кто нас поддерживает и в Нижневартовске и в УрФО. Мы заняли свою нишу и довольны этим.

– Как развивалась ваше творчество, начали выступать вы в университете, а что дальше – рестораны?

– Да, работали по вечерам в ресторанах. Это стало настоящей школой жизни, все-таки начало 90-х было время весьма своеобразное. Тогда мы были интеллигентными молодыми студентами 2-3 курса в белых рубашках, классических брюках и черных бабочках и порой не очень вписывались в контингент заведений. Больше всего запомнилась работа в ресторане «Север». Правда проработали там всего неделю. В то время мы еще пели добрые песни об оранжевом галстуке, и как раз тогда поняли, что такое можно исполнять только в первом отделении вечера, а дальше нужно выучить творчество Шуфутинского и прочее.

Был случай, в один из вечеров мы выступали, а по стороны от сцены за столиками сидели две бандитские группировки. И вот одна из компаний заказывает песню, тут же и другая компашка требует сыграть «их любимую». И тут ты должен быть аналитиком, может даже психологом, потому что если одним не споешь «получишь», и если другим откажешь тоже жди беды. Ты стоишь на сцене и смотришь, кто вроде подружелюбнее на тебя смотрит и кто посильнее, если что смогут заступиться. Тогда дрались каждую неделю и перед нами, и с нами, и перед работой, и после, даже инструменты били. В общем, прошли все Крым, рым и медные трубы.

– Да уж, не всем музыкантам пришлось через такое пройти. А что насчет классического списка рок музыкантов «Секс, наркотики и рок-н-ролл» это про вас?

– Было и такое, мы, как и все музыканты прошли все ипостаси, кто-то до сих пор проходит, не буду называть имен (смеется). Я лично всегда знал меру, потому что безмерное кайфожорство ни к чему хорошему не приводит. У нас всегда были весьма трезвые люди, поэтому состав участников относительно стабильный.

– Разные периоды жизни, возраст, состав участников группы это как-то отражалось на звучании или вы придерживались определенного стиля и жанра?

– Мы всегда стремились к разножанровому звучанию. Даже выпустили два противоположных друг другу альбома «Сухое», где собрали композиции с тяжелым звучанием и «Мокрое», там у нас вся лирика. Никогда не пытались играть в одном направлении. Может, просто рядом с нами никогда не было продюсера или человека, который мог бы нас направить в определенное русло. Все рождалось в совместных спорах и трудах. Сейчас мы блюз-роковая группа с элементами панк рока. Но ведь есть еще такой вид заработка как корпоративы, там вообще надо играть все от Лепса до АББЫ (смеется).



– Раз уж речь зашла о выпущенных альбомах, сколько всего записали? И планируете ли выпуск нового?

– В 2011 вышел последний альбом «Энергия массы», в нем собраны наши любимые песни. После этого мы решили закрыть для себя формат альбомов, потому что это весьма затратно, студия запись, сведение. А сейчас все равно все качается из интернета. Теперь мы делаем демо и размещаем в социальных сетях, а дальше уже смотрим по количеству репостов и лайков что сейчас интереснее нашим слушателям.

– Не могу не спросить, почему такое название у группы? Чья это идея, и какая за этим стоит история?

– Название появилось спонтанно. Однажды мы с моим товарищем Андреем сидели у него на кухне и пытались что-то сочинить, спустя некоторое время из соседней комнаты вышла его мама Нина Петровна Пащенко, и вынесла нам на листе шесть куплетов крутой рок-н-рольной песни «По полю едет К-700». Мы тут же набросали музыку, и поняли, что вот появилось название. Потом уже создали символику, фирменные цвета желтый и черный. А дальше мы узнали, что в этом же году производство трактора «К-700» завершили и мы стали говорить, что мы назвали группу в память о нем. Были даже одно время интерпретации, что это суммарный вес группы, когда мы все поправились.



– Расскажите о своих творческих взлетах и падениях. Ведь за 26 лет, наверняка, были разные этапы вашего творчества?

– Личным достижением я считаю, когда наша команда из 77 рок-групп со всей страны смогла получить гран-при фестиваля «АртПлатформа» в 2003 году. Тогда мы удостоились звания рок академиков, и попали в энциклопедию рока. А еще я счастлив, что мне посчастливилось выступать на международных байкерских тусовках в Словении и Болгарии.

– А как же творческие кризисы, они обошли вас стороной?

– Нет, конечно, было и такое, иначе мы бы не были живым организмом. Я бывал в депрессии, когда ждал чего-то большего от проделанной работы, а в итоге не получал. К примеру, после выхода одного из альбомов наши песни крутили на радио, у нас было много внимания со стороны СМИ, ну и конечно думал, что вот оно, пришла слава. А нет, все шло, как и прежде. Тогда я впал в депрессию. Я не хотел никого видеть, выкидывал телефон, начал опускать руки. Это продолжалось почти три года. И вот лишь этой зимой я смог это преодолеть. Помогли ребята из группы, жена брат, да и вообще что-то внутри меня поменялось. Все же 45 лет определенный рубеж, не зря в этом возрасте фото в паспорте меняют (смеется). Поэтому я внутри себя топнул ногой и сказал себе «ну ты же нормальный крутой чувак, продолжай делать то же самое и все будет нормально».



– Раз творческий кризис позади, вы готовы покорять новые вершины и горизонты? Есть сейчас какие-то задумки или планы на будущее?

– Сейчас готовим большой проект с нашим другом Александром Луневым. Он музыкальный композитор, множество песен написал. К примеру, Дима Билан с его песней ездил на Евровидение, а сам Саша один из членов жюри этого конкурса. Так вот, сейчас заручившись его поддержкой, я готовлю масштабный фестиваль «Югрок», его идею я разработал еще три года назад. Он состоится уже в феврале во Дворце Искусств. Александр выступит там не только в качестве жюри, но и проведет для конкурсантов несколько мастер-классов.

– Александр, а как случилось, что человек, настолько увлеченный музыкой, вдруг сменил сферу деятельности и стал ведущим на ТВ? Ведь многие вас знают именно как ведущего кулинарной программы. 

– Речь про Кулинарисимо? Туда меня пригласил мой товарищ и создатель программы Сергей Корбут, ну и конечно Сергей Сысак, который на тот момент возглавлял телекомпанию Транзит. Думаю всем понятно, что это так скажем, адаптированная версия проекта «Смак», а меня позвали ведущим как местного музыканта. Я проработал там с 2004 по 2010 год. Если честно, поначалу было очень тяжело что-то шинковать, жарить, парить и при этом вести беседу. Хотя готовить всегда умел. Но именно в то время стали узнавать на улицах.

Кстати в прошлом году съемки Кулинарисимо возобновились.

– Случались эксцессы на съемочной площадке? Или всегда все шло по сценарию?

– Ну, бывали мелочи, но в этом и вся суть телевидения. Ляпы можно вырезать, а часть работы оставить за кадром. Если говорить о трудных съемках, то наверно тут в большей степени играют роль сами гости. К примеру, на одну из программ мы пригласили Николая Фоменко, он как раз приезжал в город на одно из мероприятий к нефтяникам. Так вот, он изначально очень скептично отнесся к съемкам, мол периферия и все такое. Требовал принести виски, и вообще был крайне не разговорчив. А когда мы уже немного разговорились, нашли общие темы о музыке, и от его апломба не осталось и следа, расстались с ним уже на дружественной ноте.

– А что подвигло Вас податься в ресторанный бизнес? Насколько мне известно, вы открыли несколько кафе?

– Вы про Евразию? Все так думают, но это не мои заведения. Их владельцы мои друзья. А с 2011 года я стал рекламным лицом, только и всего.

– Музыкант, организатор мероприятий, ведущий и кулинар интересное сочетание. Сейчас многие исполнители ищут себя в различных направлениях бизнеса, а кто-то напротив внезапно находит в себе музыкальные таланты. К примеру, ныне популярная Ольга Бузова. Кстати, а как вы относитесь к ее деятельности на сцене?

– Ха-ха-ха, к творчеству Ольги Бузовой?! Я вообще ровно отношусь к тому, что пахнет творчеством и в меньшей степени имеет запах денег и наживы. Да и вообще я положительно смотрю на любое проявление творчества, будь то музыка, театр или любой другой вид искусства. Когда человек может что-что сказать в искусстве это здорово, особенно когда у этого есть спрос и тем более покупатель.

А если, говорить именно об Ольге Бузовой и ее музыке, то мой хороший друг и товарищ Евгений Кудин написал сценарий для ее клипа. Того, где она страдает по бывшему своему футболисту, съемки в Сочи были (песня Люди не верили – прим. ред). Поэтому, даже только потому, что мой друг приложил к этому свою руку, я думаю, что ее творчество имеет право на жизнь. Ведь не зря говорят, что жизнь хороших людей сводит.

– Судя по вашим словам, вы очень занятой человек и много времени уделяете творчеству, а как сложилась семейная жизнь?

– Я дважды женат, есть дочка от первого брака. С ее мамой мы встречались со школьной скамьи, вместе прожили семь лет, но затем расстались. Возможно, на это повлияло и то, что в то время я был оголтелым рок-н-рольщиком, что понравится далеко не каждой девушке.

Со своей второй женой, Яной мы вместе уже 10 лет, она маркетолог и прирожденный водитель. Я сделал ей предложение всего через полгода после знакомства. Общих детей у на пока нет, но мы же еще молоды, так что все впереди!

– А как ваша дочь, переняла отцовские гены, тоже занимается музыкой?

– Не совсем, Аня от меня взяла задатки организатора и лидера. В свои 26 она объездила весь мир, сейчас живет и работает на два города Москва и Сидней. Она занимается организацией и раскруткой мероприятий. Кстати, в конце октября она подарит мне внука, и обрету новый статус – дедушка!

А вообще, когда Аня еще подростком была, с 14 до 17 лет, посещала со мной все фестивали, настоящая фанатка росла. Носила огромные ботинки «камелоты», красила волосы в разные цвета, в общем, была ярко выраженным панком. У нас из-за этого однажды произошел казус. Мы приехали в гости к моим родителям в Германию и она привезла с собой несколько музыкальных дисков, один из них был какой-то русской панк-группы, которая ну уж очень забористо материться в своих песнях. Диск был в музыкальном центре, ночью каким-то образом сработал таймер и на весь дом раздался их вокал. Все подскочили как по сигналу тревоги, но к счастью быстро разобрались, что к чему.

– Вы сказали, что ваша жена прирожденный водитель, а как же вы? Жизнь в стиле рок сказалась на выборе средства передвижения?

– Ох, нет. Это все не мое. Я когда-то пытался оседлать байк, но не лежит у меня к нему душа. Все было и сам мотоцикл, и амуниция и символика. Да вот только не появилось желание видеть его каждый день, трепетно протирать как свои гитары. В конечном итоге я его продал. А сейчас передвигаюсь на велосипеде и очень этим доволен.

– Значит, у вас есть целая коллекция гитар? Вы за ними так трепетно ухаживаете?

– Она не большая около 6 или 7 инструментов, храню их все на студии. Ну и ухаживаю конечно, а как иначе, дерево оно же живое. Я свои гитары даже в руки никому не даю, кроме музыкантов из группы. Зато дома гитары нет, как говорится сапожник без сапог. Сейчас вот все лето на даче живу, там вот есть одна.

– Давно начали вести загородную жизнь? Можете себя назвать заядлым садоводом-огородником?
– Буквально пару лет назад купили с женой домик. Я себя уже считаю настоящим садоводом, в этом году много чего высадили, но моя личная гордость и радость это подсолнухи. Вы не представляете как это здорово, проснуться на природе, птички поют, а у тебя под окном цветут сразу несколько солнц. На даче я по-настоящему отдыха, но и работы не мало, вот уже картошку окучили.



– Александр, вы наверняка становитесь душой любой компании. Часто беретесь за гитару во время посиделок с друзьями?

– Ох, ну просят что-нибудь спеть очень часто. Я на такие просьбы всегда рассказываю один и тот же анекдот про гинеколога, которого судили за убийство, и все сразу все понимают.

Музыка она хоть и любима, но порой тоже требует тишины.

Журналист
Дарья Романова

  интервью, К-700, Александр Керн, музыка, рок

Вы можете отправить свои новости Нижневартовска нашему редактору. Самые интересные будут опубликованы на портале.

НОВОСТИ ОТ ПАРТНЕРОВ